Поговорим о книгах!

Айболит по-английски: Джеймс Хэрриот о животных, жизни и врачевании.

All things bright and beautiful,
All creatures great and small,
All things wise and wonderful,
The Lord God made them all.
О всех созданиях — больших и малых
О всех созданиях — прекрасных и разумных
О всех созданиях — мудрых и удивительных
И всех их создал Бог
Сессил Ф. А. из англиканского церковного гимна.

Жил-был в Глазго Джеймс Альфред Уайт (1916-1995). Он любил футбол и животных. Поэтому он выучился на ветеринара. Вот только вджеймс хэрриот записки сельского ветеринара далеком 1939 году, в эпоху мирового кризиса, даже опытные ветеринары не могли найти работу. Но Джеймсу повезло — его пригласил работать в  Тирск в Йоркшире Дональд Синклер. В 1941 году он женился на Джоан Кэтрин Данбьюри, она родила ему двоих детей — сына Джеймса и дочь Розмари. Во время Второй Мировой войны он служил в авиации. Его сын тоже стал ветеринаром, а дочь врачом. И все время своей жизни Джеймс Альфред Уайт оставался практикующим ветеринаром.

Вроде обычная биография. Но если меня спросят: «Кто самый добрый человек на свете?» — я назову именно этого человека.

Очень часто, посещая своих клиентов и их подопечных, Джеймс оставлял себе пометки на память, надеясь когда-нибудь написать книгу. Однажды его жена сказала ему, что книгу он не напишет, ведь они вместе уже 25 лет, а он так и не собрался. Какое счастье, что она смогла сподвигнуть его на творчество. В итоге появился Джеймс Хэрриот, было написано и издано несколько книг, по мотивам книг были сняты фильм и сериал. Книги состоят из небольших рассказов, где Джеймс описал все с  момента своего приезда в Тирск, начала практики, знакомства и женитьбы, рождения детей. Правда в книге Тирск заменен на Дарроуби, Дональд Синклер на Зигфрида Фарнона, а жена Джеймса Хэрриота не Джоан, а Хелен.

джеймс хэрриот записки сельского ветеринараДля нас, людей мегаполиса, далеких от природы, эта книга подобна глотку свежего воздуха. С какой любовью он описывает Йоркширские холмы, Дарроуби, фермеров и их животных. Ни об одном, даже неприятном  по характеру человеке, не сказано  ни одного дурного слова. А сколько юмора в описании своих неудач, когда например, он ездит на машине, у которой нет тормозов, или на него падают ворота, или он вынужден одеть нелепый костюм, чтобы угодить маститому ветеринару… Но есть и грустные истории, ведь не всегда врач может помочь больному выжить.

Читая истории Джеймса поражаешься, насколько добр, гуманен, мягок и наблюдателен этот человек. Удивительно как, казалось бы, из обычного случая, у него выходит очень интересная история.

А с какой доброй иронией и восхищением Джеймс Хэрриот описывает своего компаньона Зигфрида (Дональда). Казалось бы, настолько разные по темпераменту люди, а как отлично сработались. Сколько раз они выручали друг друга, скольких животных они спасли вместе. Даже описывая ссоры Зигфрида с братом Тристаном, или его привычку давать совершенно противоположные по сути советы, видно, сколько уважения и любви испытывает Джеймс к своему другу.

Думаю, что книги Джеймса Хэрриота должны быть в каждом доме. Их часто хочется перечитывать, они помогают взглянуть на свои трудности другими глазами, они рождают любовь и милосердие, заставляют улыбаться и ценить каждое мгновение жизни. Как можно раньше эти книги надо предложить своим детям — они наглядный пример, как, даже в трудные времена, работая в тяжелых условиях, нужно оставаться человечным и мудрым. Никого не осуждать, всем помогать и оставаться самим собой — вот главный урок книг Джеймса Хэрриота для меня.

Выдержки из текста:

«…в первый мой сезон я открыл в этой работе особое очарование, и оно сохранилось для меня навсегда. Окот, на мои взгляд, столь же захватывающе интересен, как и отел, но не требует от ветеринара тяжких усилий. Конечно, известные неудобства были и тут – джеймс хэрриот биографияглавным образом потому, что работать приходилось под открытым небом: либо в загонах, наспех огороженных связками соломы или створками ворот, либо (что бывало значительно чаще) прямо на лугу. Фермерам просто в голову не приходило, что овцы предпочли бы ягниться где‑нибудь в тепле, а ветеринару не так уж нравится часами стоять на коленях без пиджака под проливным дождем.

Но сама работа была легче легкого. После того что я натерпелся из‑за неправильного положения плода у коров, возиться с этими крохотными созданиями было одно удовольствие. Ягнята обычно появляются на свет по двое и по трое, и порой получается поразительная путаница в самом буквальном смысле: мешанина головок и ножек, и все пытаются пройти первыми, а ветеринар должен их рассортировать и решить, какая ножка принадлежит какой головке. Я просто упивался. До чего же приятно было против обыкновения чувствовать себя больше и сильнее своих пациенток! Однако я никогда не злоупотреблял своим преимуществом, раз и навсегда решив для себя, что при окоте необходимы две вещи – чистота и мягкая осторожность.

А уж ягнята! Все детеныши трогательны, но ягнята получили несправедливо большую долю обаяния. Мне вспоминается пронизывающе холодный вечер на холме, когда под ударами ветра я помог появиться на свет двойне. Ягнята судорожно потрясли головками, и уже через несколько минут один поднялся на ножки и неуверенно заковылял к вымени, а второй решительно двинулся за ним на коленях.

Пастух, пряча багровое, обветренное лицо в поднятом воротнике тяжелой куртки, усмехнулся:

– Ну откуда они, черт дери, знают?

Он тысячи раз наблюдал это, но по‑прежнему дивился. И я тоже.»

***

джеймс хэрриот биография«Присловье деловых людей, что у них нет времени стоять и глазеть по сторонам, не для меня. Значительную часть своей жизни (чтобы не сказать – излишне значительную) я трачу на то, чтобы просто стоять и глазеть по сторонам. Так было и в то утро. Передо мной открывался широкий вид на Йоркширскую долину.

В такие минуты я отстранялся от себя и беспристрастно оценивал свои успехи. Так легко было перенестись назад, к тому дню, когда я решил стать ветеринаром. Я точно помнил даже минуту. Мне было тринадцать, и я читал в «Меккано», журнале для мальчиков, статью о выборе профессии. Дойдя до ветеринарии, я вдруг проникся неколебимым убеждением, что это – мое призвание. Но, собственно, почему? Только потому, что я любил собак и кошек, а служба в конторах меня не прельщала. Довольно‑таки слабые аргументы для определения своего будущего. Я не имел ни малейшего понятия ни о сельском хозяйстве, ни о сельскохозяйственных животных и, хотя за годы учения в колледже успел узнать достаточно много о этих последних, свою дальнейшую судьбу представлял себе однозначно – я собирался специализироваться на лечении мелких животных. До самого Йоркширполучения диплома моя дальнейшая жизнь виделась мне так: я лечу собак, кошек и других домашних любимцев в собственной ветеринарной клинике, где все будет не просто современным, но суперсовременным. Идеально оборудованная операционная, лаборатория, рентгеновский кабинет – все это четко рисовалось в моем сознании до дня окончания колледжа.

Так каким же образом я очутился здесь, на вершине высокого йоркширского холма, без пиджака, но в резиновых сапогах, источая легкий, но несомненный коровий запах?

Перемена в моих взглядах произошла очень быстро – собственно говоря, почти сразу же после того, как я попал в Дарроуби. В ту эпоху повальной безработицы выбирать не приходилось, но я не сомневался, что задержусь здесь ненадолго, что это просто первая ступень в осуществлении моих честолюбивых замыслов. А потом почти мгновенно все стало прямо наоборот.

Может быть, свою роль сыграла невыразимая свежесть воздуха, которая все еще ошеломляла меня каждое утро, когда я выходил в одичавший сад Скелдейл‑Хауса. Или калейдоскопическая жизнь в красивом старинном особняке с моим талантливым, но слишком уж энергичным патроном и с Тристаном, его нерадивым братом‑студентом. А может быть, просто лечение коров и свиней, овец и лошадей оказалось против моих ожиданий удивительно интересным и я увидел себя по‑новому – необходимым винтиком огромной машины сельского хозяйства моей страны. Это давало глубокое удовлетворение.

Или же я просто не представлял себе, что существует такое место, как йоркширские холмы, мне и в голову не приходило, что я могу проводить все свои дни на высотах, где чистый ветер несет запахи и трав, и деревьев и где даже под секущими зимними дождями можно большими глотками пить воздух и улавливать в его холодной резкости нежный привкус просыпающейся весны.

Как бы то ни было, для меня все переменилось и моя жизнь заключалась теперь в том, чтобы объезжать фермы, разбросанные по этой Дом Джеймса Хэрриота в Тирске Йоркширкрыше Англии, и проникаться уверенностью, что я – избранник судьбы.»

P.S. Книги Джеймса Хэрриота необычайно популярны во всем мире. Многие люди посещают Тирск в Йоркшире, гуляют по знаменитым холмам и посещают дом-музей любимого ветеринара.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

1 комментарий: Айболит по-английски: Джеймс Хэрриот о животных, жизни и врачевании.

  • Ольга говорит:

    Очень люблю его книги! Только читала не все. Спасибо, что напомнили. Надо будет в интернете поискать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Помоги ребенку! Сделай мир добрее!

Подпишись на обновление сайта. Получай новые статьи на почту:

Проверка тиц pr